ГЛАВНАЯ » Ужасы » Лабиринт фавна

Лабиринт фавна

fmt_96_id_16802В рамках этого сюжета дель Торо обыгрывает печальную историю о детстве с его страхами и радостями. Ключевое в его фильме — синтез реальности и мифа. Чудовища, которые являются порождением больной фантазии Офелии – не более чем отражение суровой действительности в сознании беззащитного ребенка, побег в мифический лабиринт – визуализация архетипов подсознания, а испытания на дороге к волшебной стране – своеобразный путь к обретению самости. Как отметил сам дель Торо, «в сказках все истории сводятся либо к возвращению к истоку — на небеса, — либо к странствованию по свету и сражению со своим собственным драконом». В этом плане финал «Лабиринта фавна» — при всей неприменимости к нему понятия «хэппи-энд» – можно трактовать как обретение главной героиней мира гармонии и красоты. Концовка – призыв режиссера всегда оставлять в себе надежду на лучшее, суметь сохранить во взгляде на мир детскую наивность и простоту.

Однако, при всех плюсах, как ни крути и с каких боков не смотри, но «Лабиринт фавна» — чистой воды сказка. В силу элементов хоррора — довольно маргинальная, но все же именно сказка, да еще и с бонусной атрибутикой в виде морали. Но даже не это самое плохое. Вся проблема Гильермо дель Торо в том, что основной притчевый потенциал фильма он сводит к банальному посылу «фашизм — это плохо», а весь заявленный хоррор – к излишне натуралистичному смакованию сцен пыток и жестокости. В таком контексте явная отсылка к античной мифологии как воплощению духа трагедии и к живописи как системе метафорических символов предстает скорее спекулированием чужой интеллектуальностью. Потому что чисто содержательно «Лабиринт фавна» — кино для детей; зато по визуализации – едва ли даже для взрослых. Взрослым не будет интересно смотреть, как посредством гигантских жаб и чудовищ с глазами на ладонях им будут вдалбливать в голову прописные истины о том, что красота спасет мир, нужно возлюбить ближнего своего и никогда не убивать в себе магию детства. А отвести своих детей на фильм, где фашист вбивает бутылкой вина партизану нос в самое нутро черепа, после чего несчастный скоропостижно «отбрасывает коньки» – значит всю оставшуюся жизнь потратить на оплату психотерапевта.

Оставить комментарий